2 фильма с одинаковым запахом.

Шутливый обзор «национального фильма» «Крым», записанный популярным видеоблогером Евгением Баженовым (канал BadComedian) за три дня набрал в два раза больше просмотров, чем сам «шедевр» отечественного кинопрома. 

Внимание на это обратил телеграм-канал «Катарсис 20:18». 

На сайте «Кинопоиска» указано, что фильм посмотрели 1,49 млн зрителей, тогда как обзор BadComedian набрал 3,68 млн просмотров всего за три дня.

Напомним, фильм ведущего программы «Человек и закон» Алексея Пиманова появился по инициативе министра обороны РФ Сергея Шойгу. Картину одобрил и президент России Владимир Путин. Фильм рассказывает о романе севастопольца Александра и жительницы Киева Алены. Она поддерживает Майдан, он радуется появлению российских войск в Крыму. События фильма развиваются в 2013–2014 годах. Znak.com публиковал рецензию на этот фильм.

До своего выхода фильм «Крым» успел обрести скандальную славу. Сервис Kinopoisk.ru заявил, что аккаунты пользователей были взломаны, чтобы повысить рейтинг ожидания этого фильма.

Бюджет фильма составил около 400 млн рублей. 

В сети появились «Киборги» Ахтема Сейтаблаева — военно-патриотическая драма о боях за Донецкий аэропорт, ставшая самым кассовым украинским фильмом в истории местного проката. «Лента.ру» посмотрела картину и сравнила ее с другой нашумевшей лентой о событиях на Украине, последовавших за Евромайданом, — российской мелодрамой «Крым» Алексея Пиманова, которая в свою очередь провалилась в отечественном прокате.

Сюжет

«Капец, вы крутые… Не люди — киборги!» — восклицает в первой сцене «Киборгов», обращаясь к подчиненным, командир украинского батальона, защищающего Донецкий аэропорт: разведка только что донесла о том, что войска ДНР планируют использовать систему залпового огня «Буратино» — верная смерть для всех, кто находится в здании терминала. Следует титр «Десятью днями ранее» — и более-менее подробный рассказ о том, каким адом обернулась длившаяся почти восемь месяцев оборона Донецкого аэропорта. На примере воображаемого добровольческого отряда, прибывающего в сентябре 2014-го пополнить силы ВСУ в аэропорту: приезд, знакомство, зачистка помещений от сепаратистов, обмен пленными, оборона терминала от пехотно-танковой атаки ДНР-овцев и так далее, вплоть до гибели половины героев и поступления новых бойцов. Ахтем Сейтаблаев и его сценаристка Наталья Ворожбит не претендуют на всеобъемлющее высказывание об украинском конфликте, по сути ограничиваясь лаконичной окопной драмой — тем меньше риска вызвать у зрителя фейспалм.

Напомним, что «настоящие» «киборги» 3 дня разворовывали гаражный кооператив при Донецком Аэропорте. Вывозили даже ворота гаражей!

«А скоро они сюда придут. Будут из всех нас украинцев делать», — попавший под замес под Корсунью и поэтому боящийся наступления фашистской чумы на Крым Саша стращает свою возлюбленную Алену, сторонницу идей Евромайдана. Режиссер «Крыма» Алексей Пиманов проводит линию идеологического фронта именно по романтическому союзу крымчанина и киевлянки, так что история присоединения полуострова к России в его фильме отражается через драму девичьего перевоспитания. Конечно, к финалу — после красочной иллюстрации провокаций на Майдане, взвинченной трагедии с избиением и убийством следующих в Крым пассажиров рейсового автобуса, велеречивых диалогов о влиянии «иностранных партнеров» (знаменитые печеньки Нуланд не упоминаются лишь, кажется, по случайности) и шпионских страстей в судьбоносные для Крыма дни — в необходимости вмешательства в ситуацию России убедится даже наивная столичная штучка Алена. Россия — в лице законспирированных под алкашню службистов и вежливых десантников — не заставит себя ждать.

Персонажи

Командир подразделения Серпень — националист и правдоруб. Карьерный военный Суббота — стоик и реалист. Предпенсионного возраста доброволец Старый — характера сентиментального. Ветеран боев за аэропорт Гид — с опытом плена у ДНР-овцев и нервными срывами на этой почве. Юный доброволец Мажор — приверженец европейских ценностей, уехавший на войну в тайне от родителей. Военный медик Псих — не умеющий стрелять православный интеллигент. Основные герои «Киборгов» представляют собой более-менее архетипических для военного кино персонажей — с поправкой на украинскую специфику и наличие реальных прототипов. Сейтаблаев, что, наверное, было неизбежно, сужает фокус фильма до этих шестерых героев (несколько преуменьшая в процессе число бойцов, находившихся в новом терминале ДА) — но зато дает каждому из них представить свое отношение и к войне на востоке Украины и к будущему страны.

У Пиманова центральное место в сюжете занимают крымчанин неопределенного рода занятий Саша, голубоглазый и светловолосый молодой человек такой внешности, что всплакнули бы от зависти и кадровики Третьего рейха, и его девушка Алена, снимающая кино об истории Крыма киевлянка с пронзительным взглядом, кудрявыми локонами и, как показывает случающаяся в самый драматичный для полуострова момент постельная сцена, очень соблазнительным телом. И хотя эта парочка более-менее олицетворяет оба озвученных авторами фильма подхода к судьбе Крыма в феврале 2014-го, присутствуют здесь и несколько важных второстепенных персонажей. Родители Александра, русские крымчане, один из которых (по очень удобному для интриги совпадению) оказывается командиром местного подразделения зениток С-300. Вот коллега-оператор Алены Микола, не только соперничающий с Сашей за внимание девушки, но и оказывающийся диверсантом, засланным на полуостров «бандеровцами» как раз произвести залп из С-300. А вот и до поры до времени притворяющийся алкоголиком-туристом полковник ФСБ, который в финале спасает не только полуостров от провокаций «майданутых», но и любовь Саши с Аленой: возможности отечественных спецслужб, как всегда, превосходят даже самые смелые фантазии.

Форма

При том, что в обоих фильмах хватает сложнопостановочных сцен, и в случае «Киборгов», и в случае «Крыма» основная смысловая нагрузка ложится на диалоги. Герои Сейтаблаева дискутируют, пожалуй, даже больше, чем воюют, в основном, представляя весь спектр мотиваций, заставлявших украинцев ехать в зону АТО и браться за оружие — получают возможность высказаться (причем достаточно правдоподобно) и сепаратисты в лице пары пленных персонажей. Через разговоры, по большому счету — точнее нервные, на грани истерики, с двумя-тремя попытками разрыва отношений, разрешается и идеологический конфликт влюбленных в «Крыму» Пиманова. Но при этом если «Киборги» диалогами о судьбах родины и батальными сценами и ограничиваются, предоставляя зрителю картину как минимум цельную, то Пиманова тащит во все стороны. Тут и Корсунь, и Майдан, и романтическая линия, и патриотический пафос, а главное, всюду героев поджидают предатели и диверсанты — кажется, все второстепенные персонажи, вроде друга главного героя Вениамина или пророссийского беркутовца Петра, нужны лишь для того, чтобы в решающий момент пасть жертвами затихарившихся правосеков. Так что пусть «Киборги» и не чураются повторять заезженные до невозможности клише военного кино, то они хотя бы остаются в рамках этого жанра. «Крым» же неуклюже переваливается из мелодрамы в политические интриги, а из боевика в историческую агитку — в которой финальное вмешательство русского флота обставлено с той же неотвратимой торжественностью, с которой в финале «Рождения нации» Гриффита на американский юг наводила порядок бравая конница белых господ в белых капюшонах.

Стиль

По-хорошему, в этой графе должен применительно к обеим картинам стоять жирный прочерк. «Киборги», в остальном на удивление последовательно оставаясь в рамках батального жанра — и не забывая несколько раз выразительно высказаться об отвратительности войны как таковой, саму войну изображают чаще всего с удивительной легкомысленностью. Так сцена обороны при атаке сепаратистов на аэропорт выглядит, как эпизод из какого-нибудь «Отряда Дельта» или и вовсе «Неудержимых»: по ходу перестрелок находится место и рукопашной, и чуть ли не кульбитам с переворотами — не менее фантазийно смотрится и сцена спасения застрявшего в горящем танке экипажа. Бросается в глаза и скромность бюджета: при том, что создатели в интервью рассказывают о воссозданном в павильонах в масштабе 1:3 терминале ДА, чаще всего действие разворачивается буквально в трех-четырех локациях.

Бюджет «Крыма» Пиманов, напротив, подчеркивает раз в пять минут экранного времени: ничем, кроме авторского желания пофлексить возможностями, нельзя объяснить эти возвышенные пролеты камеры над Майданом или крымскими скалами, симферопольским вокзалом или базами ВСУ (а уж над авианосцем с русскими десантниками камера летает так гордо, как будто режиссер рассчитывал не только потрафить патриотическим чувствам, но и повысить призывную явку в военкоматы) — во всяком случае они абсолютно ничего не добавляют самой истории. Какой смысл визуально подчеркивать масштаб происходящего, если что на Майдане, что в Крыму, по фильму Пиманова, ситуацию разруливают беркутовец Петр с коллегами, да, судя по всему, на уровне Майкла Дудикоффа владеющий навыками кун-фу Саша — с посильной помощью папы, подруги и вежливых людей? Добавим также, что визуально все пимановские киноаттракционы от аэросъемки до патетичного саундтрека больше напоминают не масштабное историческое кино, а рекламу шоколада «Россия» — с разлитой по пейзажу щедростью народной души.

Идеология

Будет наивно отрицать пропагандистский характер обоих фильмов — но, как чаще всего и бывает, пропаганда пропаганде рознь. «Киборги» обходятся почти без громких заявлений про страну-агрессора, родную хату и геополитику, не демонизируют врага и, повторимся, дают пленному сепаратисту произнести довольно убедительную речь о Киеве, грабящем Донбасс, и бестолковости украинских политиков. Самый яростный спор здесь и вовсе разворачивается между двумя украинскими солдатами — националистом советского помола Серпнем и юным евро-«толерастом» (так его характеризуют боевые товарищи) Мажором — и касается путей дальнейшего развития Украины, а также взглядов на ее культуру, грубо говоря, дихотомии Шевченко — Гоголь. Давая героям озвучить свои позиции, Сейтаблаев при этом сам не занимает ни одну из них — в «Киборгах», к их чести, решительно нет никакой дидактики. Не считать же таковой само прославление бойцов, воевавших и умерших в донецком аэропорту?

«Крым» в этом плане представляет собой произведение совсем другого рода. Пиманов не стесняется стращать зрителя охватившей Украину фашистской чумой — не только находя на каждом шагу все новых и новых предателей и провокаторов, но и часто прибегая к совсем уж лобовой манипуляции. Так в сцене атаки украинских националистов на рейсовые автобусы под Корсунью камера показательно задерживается на избиении стариков и женщин — да и ножичек обреченный друг главного героя получает, конечно же, в спину: предатели такие предатели. Характерно также, что если в реальности Крым к России был присоединен народным волеизъявлением, то фильму Пиманова никакой референдум оказывается не интересен — то ли дело любование мощью спасительного русского оружия и поучительные разъяснения: «Одни приехали убивать, а другие — защищать». То есть, в плане доказательства легитимности возвращения полуострова «Крым» если и оказывает российским властям услугу, то явно медвежью.

Мы проанализировали Ваши предпочтения, пока Вы читали эту статью. Если вы дочитали до конца, то Вам будут интересны эти видео:

Советуем подписаться на канал Маркова