6 лет сексуальных преступлений в зоне АТО на востоке Укарины

«Конец безнаказанности» для Украины

«Ukraine: The Intimate War» («Украина: интимная война») – так называется один из шести расследовательских материалов авторства Илионе Шульц и Мари-Алис Детри. В этом отчете #ZeroImpunity обнажается табуированный контекст войны на Донбассе. Слово «intimate» имеет сразу несколько значений, среди которых не только «интимный», но и «близкий», «личный», «сокровенный», «потаенный». Всё это, тем не менее, легко выстраивается в синонимический ряд: нечто интимное близко и дорого нам, но при этом о нем не принято говорить вслух. Язык средств массовой информации (и пропаганды) к интимному как «душевному» не располагает вообще или же делает это в извращенной форме, выдавая «интимные» факты в виде «грязного белья» и «шок-контента». В условиях медиавойны такие псевдо-«интимные» пропагандистские спекуляции на судьбах людей приобретают военно-политическую ценность. «Сокровенность» интимного на самом деле будет означать замалчивание и неразглашение неприятных подробностей, невыгодных историй, табуированных зон. Говоря об «интимной войне», можно вспомнить древнегреческую этимологию слова «интимное» как «задушевное» и более объемно представить давно ставшую трюизмом формулировку о «войне за души и умы». Интимная война сегодня предполагает борьбу за освобождение интимного пространства из-под ударов иррациональной сексуальной жестокости, «освященной», тем не менее, рационализированным языком насилия —  языком власти.

«В такой системе интимное а-приори проституируется: существует только человек-услуга, от которой требуется получить информацию или удовольствие.»

«Конец безнаказанности» предлагает объемную подборку материалов о насилии на Донбассе. Из разрозненных, на первый взгляд, историй, свободно двигающихся во времени и пространстве, можно все же составить объемную и ужасающую картину. Молодых девушек после допроса сепаратисты «пристраивают» в качестве секс-рабынь. Изнасилования широко используются в качестве пыток жертв при «дознании». Параллельно с этим на украинской стороне процветает секс-индустрия для военных. Живым товаром, оказывающим «психологическую помощь» мобилизованным, становятся юные жительницы прифронтовых поселков и городов. Все это — бесперебойно функционирующая машина «экономики насилия», где каждая частная история вписана в единый расчеловеченный механизм. В такой системе интимное а-приори проституируется: существует только человек-услуга, от которой требуется получить информацию или удовольствие.

«В отягощенном войной украинском обществе формируется незаметная лазейка для безнаказанности героев войны — древний аристократический атрибут вооруженного мужчины.»

Еще одна важная проблема существует на украинской стороне — это неизбежное представление войны в виде «смягчающего обстоятельства» для преступников, имевших отношение к АТО. В расследовании приводится случай, когда местный суд в Киевской области выносит приговор об условном наказании насильнику, в прошлом участнику АТО. Так, в отягощенном войной украинском обществе формируется незаметная лазейка для безнаказанности героев войны — древний аристократический атрибут вооруженного мужчины.

Третьей же, гораздо более существенной проблемой становится моральный релятивизм в отношении насилия. Такой релятивизм подразумевает оценочное отношение к насилию, то есть факт преступления не существует без привязки к стороне конфликта, совершившей его. Жертва насилия, получающая возможность свидетельствовать в медиа, не перестает быть заложником. Но жертва, обезличенная и переведенная в категорию живого товара, — это только малая часть системы товарно-денежных отношений в «экономике насилия».

Основная мысль, которую транслирует нам #ZeroImpunity: изнасилование — это оружие. Это не только иррациональная жестокость как плод вытесненной в бессознательное сексуальности, оно может быть нужным и полезным — имеет свое целеполагание. Изнасилование практикуется в зонах военных конфликтов для достижения разных практических целей: как форма пытки, для сбора информации, для запугивания и тому подобное. В условиях, когда любое оружие — дорогостоящий товар, изнасилование является таким же военным товаром, как танки и автоматы. Сексуальное насилие — это товар медийной войны.

«Конец безнаказанности» создан в смешанной технике, когда за натурными съемками следует компьютерная анимация, «экранизирующая» истории, рассказанные героями. Истории, визуализированные с помощью простых анимационных приемов, встраиваясь между отснятыми сценами из реальной жизни, образуют тесную связь анимированного нарратива и заснятой реальности. Слова потерпевших, несмотря на то, что облекаются в доступную для широкого зрителя форму, визуально похожую на комикс, при этом не предполагают схематичности и «сказочности» – они вполне конкретны и нисколько не мифологичны. Также этот подход дает возможность визуализировать героев и героинь, связать их самих и их голоса с отображаемым нарративом. Голос – это не только способность высказаться, но еще и  возможность применить власть.

Жорж Батай в статье о маркизе де Саде, вышедшей вскоре после Второй мировой войны, приходит к парадоксальному выводу, что произведения маркиза написаны на языке жертв, тогда как подобный текст, написанный на языке палача, выглядел бы карикатурно, саморазоблачительно и неестественно (Батай 1992). Язык палача никогда не допускает сколько-нибудь реалистичного, документального описания жестокости, не вдаваясь при этом в оправдания таких действий и не переводя дискурс в область мифологического нарратива. Язык власти, «вторичный» и не «операторный», всегда высказывающийся «по поводу» подчиненного ему предмета (Барт 2008) — это язык эвфемизмов и манипуляций, а не свидетельских показаний. «Конец безнаказанности» же наоборот (ре)анимирует героя-жертву и ее показания. Остается надеяться, что в ближайшем будущем столь масштабному медиапроекту удастся добиться поставленных целей, а от предпринятой им (ре)анимации останется нечто большее, чем очередной поучительный и жестокий комикс.

Проанализировав Ваши предпочтения мы предлагаем Вам посмотреть это видео:

Координатор Белой Ленты по Востоку Украины Янина Маркова

Подписаться на канал Маркова Андрея можно здесь