«С удара челюсти выбивал». Житомирский стрелок «кацап» ликвидировавший 7 АТОшников, которые хотели его изнасиловать, любил конфликты.

Жители села Новоселица в Житомирской области, где около пруда, местный охотник и арендатор ставка расстрелял семерых человек, рассказали, как они относятся к произошедшей трагедии. Одни защищают стрелка Анатолия Захарченко, другие рассказывают, что он любил стрелять из пистолета или ружья не только по уткам на своем пруду. 

Об этом в среду, 27 мая, сообщает издание «КП в Украине», которое поговорило с соседями житомирского стрелка.

Новоселица — небольшое село в сотне километров от Житомира. Анатолий Захаренко жил рыбалкой и охотой — любил пострелять мелкую дичь на прудах или зайцев в поле. Сам он появился здесь лет 30 назад — переехал из России. От того и получил прозвище «Русский», «Кацап». Женился на местной сотруднице сельсовета Ольге, воспитали двух детей — сына женщины от первого брака и совместного. Работал в колхозе, затем трактористом.

Лет 20 назад арендовал и облагородил пруд недалеко от Новоселицы — в яру, на хуторе Краснянка. Запустил туда рыбу, поставил на берегу беседки, домики для ночевки, подвел свет. И пускал людей отдохнуть. С чужих брал 200 гривен в сутки, своим — бесплатно.  

«Никакой агрессии я у него не замечал — со мной он нормально общался», — рассказал «КП» в Украине» один из знакомых Анатолия Захаренко по имени Александр, из соседнего села. — «Подумайте сами: разве агрессивного человека возьмут егерем в охотничий союз? А за него все проголосовали — чтобы он был старшим охотником села. Да и звали бы его столько раз в крестные? У него в селе около десяти крестников, он мне хвастался. Я у Толи был — хозяйственный мужик. Уху у него можно было заказать. Люди издалека на его пруд приезжали — из Киева приезжали, из Житомира».

Последние лет 20 официально Анатолий не работал, жил на пенсию по инвалидности (у него проблемы с сердцем) и тем, что за рыбалку дадут. Дом в селе у его жены небогатый, дорожки во дворе — без асфальта. Сам ездил на старой «Ниве», но был и трактор.  

В народе гуляет еще несколько версий: может, вымогали деньги или пруд хотели забрать, или припомнили русское происхождение, из-за чего Захаренко мог вспылить, или обвинили в трусости — на войну не пошел и сыновей не пустил.

Есть еще одна — накануне кровавой бойни после заявления Захаренко задержали начальника местного отдела полиции. Якобы тот требовал каждый месяц платить ему по 10 000 гривен — тогда он не будет мешать Анатолию в его небольшом бизнесе на пруду.

Но в селе задержание полицейского и расстрел на пруду никак не связывают. Из-за чего их знакомый мог положить семерых — понятия не имеют. Зато знают, почему якобы отпустил восьмого — «так тот – водитель и не при делах». О каких делах речь — молчат.

Но несколько местных жительниц рассказали, что люди боятся Анатолия, ведь прецедентов с его участием, по их словам, было достаточно.

«Если бы я жила не в Киеве, а в селе, я бы боялась, что вечером выйду из дома, а из-за угла выйдет «Кацап» с пистолетом и голову мне снесет», — поделилась уроженка села Виктория. — «Меня с Новоселицей уже ничего не связывает — я туда не вернусь. Но в гости приезжаю, так как остались и друзья, и родственники. Ничего хорошего об этом человеке сказать не могу. Год назад он бегал по селу с пистолетом, приставлял к виску людям — я лично их знаю. Говорил: «Я вас порешу, постреляю, я здесь власть, и мне на все наплевать». Такое происходило систематически. Он агрессивный, вспыльчивый — ему не надо было какого-то повода, чтобы начать разборки. А на том пруду бесчинства были постоянно — пьянки-гулянки, баня, девочки. Все его побаивались — здоровый, коренастый дядька. Старались не пересекаться».

«Он с удара челюсти выбивал», — продолжает Виктория. — «Да и жену поколачивал. Натерпелась Оля с ним. Иногда думаю — если б она не привела это несчастье в село, и ребенок ее бы остался жив, и сейчас этого горя бы не было».

В селе помнят трагедию, которая произошла около 15-20 лет назад. Тогда один из сыновей взял ружье Анатолия и застрелил брата, Виталика. Одни говорят, после охоты приехал на пруд, оставил ружье без присмотра — ребенок взял его и нажал на курок. Другие — что ружье дети сами взяли дома, оно было не в сейфе. Старшему мальчику на момент трагедии было около десяти, младшему — лет пять. Ответственности, говорят в селе, никто не понес, оружие и право на него у Захаренко не забрали.

В селе говорят, в ту ночь, когда над прудом раздалось семь смертельных выстрелов, восьмому гостю чудом удалось спастись. Отошел в туалет, услышал стрельбу — дал деру через поле. Как рассказывают местные, выживший 3-4 километра бежал, и только в центре села его пустили в дом — он спрятался под диваном. К тому времени по всему селу стоял лай собак, половина жителей уже не спала и знала о произошедшем.

Напомним, ранее житомирский стрелок рассказал свою версию кровавых событий на пруду.

Проанализировав Ваши предпочтения мы предлагаем Вам посмотреть это видео:

Подписаться на канал Маркова Андрея можно здесь